Ed.CDR-București(2020):Simpozion International On-line:Копиллин-Эминеску

Думитру Копилу-Копиллин

Професор,  доктор филологических наук,

Бухарест, Румыния

 

СУПЕРТЕМА «ВРЕМЯ – ПРОСТРАНСТВО – ВСЕЛЕННАЯ» В ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ РУМЫНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ПОЭТА МИХАЯ ЭМИНЕСКУ

У каждого народа есть свои герои, чья жизнь, судьба и достижения стали национальными мифами. Мифы национальной истории – это легенды прошлого и наглядные примеры для будущего (например: грек Александр Македонский, украинец-запорожец Богдан Хмельницкий, румынский господарь Штефан Великий). Мифы национальной культуры – это светочи и символы духовности, устремлений и подвигов всякого народа.

Это определение в той же степени, а возможно и большей, касается и личностей, творчества и бытия национальных Поэтов-Будителей. Литературно-художественные свершения этих гениев  определили эталонные постулаты и основы современного литературного языка тех, или иных, народов, а так же стали образцами поэтической мысли для будущих поэтов относительно отображения жизни, мечты и целей народов. Именно благодаря вдохновляющей национальной энергетике их произведений, такие художники слова стают признанными проводниками духа, глашатаями национальной Истины и Идеи. Грек Гомер, итальянец Данте, немец Гетэ, русский Пушкин, украинец Шевченко, румын Эминеску… Все они – воплощение национально компонента гуманитарного, культурологического достояния человечества.

Основоположным аргументом причисления любого творца к мировому литературному ареопагу является зримая и не искусственная своеобразность его концепции мировосприятия и выражение этой концепции при помощи возможностей поэтики. Только произведения, основанные на фундаментально эндемической тематике, достигают мирового значения, ибо, по определению, элементарно интересны и познавательны для  представителей других культур.

Существует мнение, что постоянные исследования старых, ранее уже отработанных тем в творчестве гениальных поэтов, в том числе и Михая Эминеску, приносит больше вреда, чем пользы, их поэтическому достоинству, множеством самих исследователей и разностью, а ещё хуже – одинаковостью, трактовки творческого наследия гениев, нивелируя их величие и значение в глазах рядового читателя, в восприятии неофитов.

Позволю себе с этим не согласиться. Да, только поэт-гений способен адаптировать основные гуманистические идеи человечества, утверждённые ещё тысячи лет тому назад в народных обычаях, в религии и философии, к собственному времени, делая тем самым и элементарно понятными и приемлемыми для современников и для будущих поколений. Но и только он же единственный может интуитивно воспринять истины, которые находят своё научное подтверждение лишь через столетия. Поэтому, на мой взгляд, постоянное изучение и, если хотите, дешифровка творческого наследия наших гениев – дело не только нужное, но и обязательное.

Как пример этого, могу привести некоторые заключения из собственных многолетних изучений творчества нашего румынского Гения.

Обратим внимание на то, что во многих профессиональных научных трудах представлены концепты современной физики (Время, Пространство, Космос, Материя) точно так же, как отражал их Михай Эминеску при помощи своих поэтических метафор. Именно Эминиску, как никто другой, словом поэзии образно явил и проявил, почти на полстолетия раньше то, что Эйнштейн позже выразил формулой  E=mc2 , то есть теорию относительности, которая позже  была подтверждена и продемонстрирована только благодаря современным возможностям и достижениям науки и только в первое десятилетие ХХI века. Лучше всего это иллюстрирует его стихотворение «К звезде»:

 

Звезды новорождённой свет,

Стремясь к Земле, проводит

В пространстве сотни тысяч лет,

Пока до нас доходит.

Быть может, он уже угас

В просторах мирозданья

В тот самый миг, когда до нас

Дошло его сиянье.

Звезда потухла, умерла,

Но свет струится ясный:

Пока не видели – была,

А видим – уж погасла.

Была любовь, её уж нет,

Затмилась мраком ночи,

Но всё любви угасшей свет

Мне ослепляет очи.

 

(перевод Ю. КОЖЕВНИКОВА)

 

Мы с вами ещё вернёмся к этому стихотворению, а ныне попробуем развить означенную выше тему…

Ещё одно предвидение Эминеску видим в строках поэмы «Luceafărul»  («Лучафер» – Утренняя Звезда), ибо тут имеем в виду не только самую длинную в мире поэму о любви (как установили представители Книги Гиннеса в 2013 году), но и по сути повесть о путешествии за тысячи световых лет – туда и обратно – откуда только Гиперион способен вернуться «на своё место на небесах», потому что время «сокращается и растягивается».

Сегодня поэтапная демонстрация возвращения небесного светила к своему началу (теория большого взрыва) реализуется только при помощи современных компьютерных технологий, а в поэзии всё звучит очень просто: «Porni Luceafărul,/Creșteau în cer a lui aripe» («Лучафер взлетел,/ Росли его крылья…»).

Эти крылья в поэме «Лучафер», как и в другой поэме «Povestea  magului călător în stele» (Повесть о волхве, который путешествовал сквозь звёзды) очень похожи на солнечные панели современных космических кораблей, предназначенных для доставки в 2030 году колонистов с Земли на планету Марс.

Попробуем с вами почувствовать то, что чувствовал Лучафер, преодолевая необъятные дали:

 

Летит Лучаферул. Простёр

Недвижимые крылья.

Путь бесконечный сквозь простор

Проходит без усилья.

 

Над ним созвездий яркий свет,

Под ним созвездья тоже,

А он, как бесконечный свет,

На молнию похожий.

 

Застыл в пространстве мировом –

И словно в день творенья,

Впервые в хаосе пустом

Он видит звёзд рожденье.

 

Вот, вспыхнув, новая звезда

Сияет, словно счастье…

А он стремится в никуда,

Как мысль, влекомый страстью.

 

И там, куда стремит полёт,

Нет меры и границы,

Там тщетно время мига ждёт,

Чтоб самому родиться.

 

Нет ничего, есть только страсть,

Слепое нетерпенье,

И глубь, куда возможно пасть,

Подобная забвенью…

 

(перевод Ю. Кожевникова)

 

Заслуживают внимания также следующие совпадения между совсем недавно открытыми астрономическими данными и «реалиями» поэмы «Повесть о волхве, который путешествовал сквозь звёзды».

В отличии от Гипериона, героя поэмы «Лучафер», который возвращается на своё место на небесах», волхв Эминеску возвращается из Космоса на свою родную планету Землю. Приближаясь к Земле, он впервые в истории видит издалека «маленькую синюю планету» (заметим, что о том, что наша родная планета действительно синяя, человечество узнало лишь в 1961 году, после космического полёта Ю. Гагарина). Волхв берёт эту жемчужину и вставляет её в ожерелье любимой…

Куда же летал наш кудесник?

Хочется надеяться, что возможно – на планету, открытую Дионом Вангутеном 26 марта 1971 года (№9495, диаметр приблизительно 6 км.), названной астрономом в честь М. Эминеску. А возможно, он вернулся из кратера имени Михая Эминеску на планете Меркурий (диаметр 125 км.)?..

Супертема присутствующая почти во всех поэтических произведениях Эминеску – это Время, изображаемое им в виде вечного Теперешнего, а Прошлое и Будущее показываются ним лишь через призму дня сегодняшнего («Родина, пойми, только теперешнее,/ Только момент пролетающий,/  является истиной жизни, а прошлое/ И будущее – только мысль…»). Именно поэтому в его произведениях проявляется такое разное видение Времени, такое множество лирических картин и образов, которые изображают Время, как что-то вечное, но представляют его в эфемерной перспективе.

Множественность лирических образов Времени – это следствие гениальности поэта.

Обновляя универсальную тему Времени, поэт подаёт нам её своеобразно, используя всё богатство языковых символов. Теперешнее – это единственное видение Времени, на которое человек должен обращать внимание, ибо: «Viitorul și trecutul/Sunt a filei două fețe./ Vede-n capăt începutul/ Cine știe să le-nvețe…» (Будущее и прошлое/ это две стороны одного листа/ Но  кто сможет научить / Видеть всё объёмно – от начала и до конца?…»),Glossa .

Только Время Теперешнее изменчиво, только оно имеет значение, потому что Прошлое – это уже пережитый момент, а Будущее – это виртуальная проекция, продолжение Теперешнего, тесно связанное с людскими идеалами, которые часто несбыточны. Для Поэта не существует ничего нового и странного в таком экспериментальном отношении к времени, и эксперименты его могут продолжаться даже в таком непрезентабельном Будущем, как современные «тут-место» и «тут-время» (топос). Эту идею выражено в виде мира-театра, где лишь актёры смеются: «Alte măști, aceeași piesă,/Alte guri, aceeași gamă» («Другие маски, но та же пьеса, /  Другие голоса, но те же монологи»), Glossa.

Для демонстрации способа восприятия Времени Михаем Эминеску представим здесь его стихотворение «Ты к дням своим прибавишь «завтра»:

 

Ты к дням своим прибавишь «завтра»,

«Вчера» от жизни отсечёшь,

Хотя при этом неизменно

Ты днём сегодняшним живёшь.

Минует день, но в этом мире

Во след грядёт уже другой –

Так солнце, близкое к закату,

Восходит где-то над землёй.

И кажется, иные волны

Проходят тот же перекат.

И кажется, иная осень,

Но неизменен листопад.

Пред тем, как наша ночь наступит,

Царица утра к нам сойдёт,

И даже смерть сама – условность,

Ведущая живому счёт.

В любом мгновенье преходящем

Мне эта истина видна.

Она вращает мирозданье,

Опора вечности она.

Вот так и этот год минует,

Исчезнув навсегда в былом,

И ты теперь владеешь кладом,

Он в сердце выношен твоём.

Ты к дням своим прибавишь «завтра»,

«Вчера» от жизни отсечёшь,

Хотя при этом неизменно

Ты днём сегодняшним живёшь.

Ряд ослепительных видений,

Сменяющихся день за днём,

Неколебимо застывает

Под вечным разума лучом.

 

(перевод Ю. Кожевникова)

 

Законы в науке выражаются при помощи цифровых уравнений, поэтому учёный-поэт Эминеску также приобщается и к дифференциальному  исчислению единственным доступным ему способом, восклицая: «în aceste atome de spațiu și timp, cât infinit!» («в этих атомах пространства и времени сколько же бесконечности!»). Михай Эминеску своим творчеством проявляет ценность науки, философии, исторического ритма бытия и древней мудрости.

Эминеску, одаренный Богом гениальным разумом, глубоко высвечивал также и темы универсального значения, поэтому должно выделить, с научной точки зрения, глубоко осмысленное использование ним понятий «Время» и «Космос» в качестве основных, центральных тем в своих стихах «Scrisoarea I» («Первое письмо»), «Rugăciunea unui dac» («Молитва дака»), «Glossa» («Глоса»), «Luceafer» («Лучафер»), повести «Sărmanul Dionis» («Бедняга Дионис»),  а также, наиболее откровенно, в стихотворении «La Steaua» («К звезде»), выраженных при помощи таких концептов, как «бесконечность», «апокалипсис», «обрушение Космоса», «скорость света», «Луна», «Солнце», «небо», «межгалактический полёт», «хаос», «музыка небесных сфер» и других. При этом большое значение он придавал признанию литературной исповеди о своём увлечении наукой и литературой.

Эминеску всегда волновал небесный простор. Наилучшим примером этого является стихотворение  «Scrisoarea I» («Первое письмо»), являющее собой самую прекрасную медитацию в румынской литературе. Это стихотворение освещает тему рождения, эволюции и предсказуемую гибель космической системы, а также тему экспансии Вселенной. Начало жизни макрокосмоса показано с необычайной силой в динамичных образах, которые наводят нас на мысль о Божьем координировании движения небесных тел в филигранной симметрии. Постоянная художественная интрига, перечисление невозможных, на первый взгляд, чудес реальности, гениальная игра на контрастах и страстные эпитеты превращают мелодичность стихов на убедительное созвучие вечности и на эхо симфонии движения небесных сфер.

Читатель духовно погружается в поэтический мир Эминеску, осмысливает проблемы Пространства и Времени, находит ответы на извечные вопросы, и хотя ответы эти совсем необязательно удовлетворяют его, он всё-таки остаётся счастливым тем, что смог разгадать тайну происхождения Вселенной, что до него было невозможным.

Таким образом, для нас открываются новые перспективы и, пользуясь заветами поэта, мы, возможно, сможем даже позитивно оценить наше существование, и сможем благодаря современности трансформировать будущее, которое сейчас пока что нам не подвластно.

Проблематика информаций о Времени и Пространстве играет фундаментальную роль в анализе и трансформации поэтического языка, потому что обработка и анализ натурального (природного) языка является одним из наиважнейших разделов поэтики.

В подтверждение этой мысли опять процитируем здесь стихотворение Михая Эминеску, которое наилучшим образом подтвердит сказанное выше:

 

Играми воображенья

И плодами размышленья

Книгу жизни я заполнил,

С детства как себя запомнил.

Не ищите в ней улыбок.

Много горестных ошибок

В темноте следило серой

За моей мечтой-химерой.

Нет на свете свода правил,

Чтоб фантазию направил, –

Спотыкался по дороге

Вслед за нею стих убогий.

Мысль, что сердце мне сжигала

И виски мои сжимала,

В слишком пышном облаченье

Отдал всем на обозренье.

Чтоб она могла сравниться

С древней нильскою гробницей,

С гордой царственной могилой,

Что глядится в воды Нила.

Сфинксов длинные аллеи,

Колоннады, пропилеи

Заставляют верить сладко,

Что за дверью мир – загадка.

Там, куда ведут ступени,

Жизни нету даже тени,

Там при факеле и мраке

Бывший царь в огромной раке.

 

(перевод Ю. Кожевникова)

 

Главным условием понимания настоящего содержания космогонических поэм Эминеску, как и других гениальных вещих произведений человечества (текстов Библии, Авесты, Рогведды, катренов Нострадамуса, работ Парацельса, сочинений Джонатана Свифта, Эдгара По, Герберта Уэлса) есть также расшифровка закодированных посланий. Тематика Времени и Пространства вызывает огромный интерес с точки зрения теории и практики, а также для разработки программ изучения натурального языка с целью его практического использования в автоматических переводах текстов. Так, благодаря заинтересованности поэзией Эминеску, в последнее время увеличилось число программ автоматического перевода его сочинений. То есть, если в ноябре 2015 года насчитывалось 56 языков, на которых можно было реализовать автоматический перевод, то в мае 2016 года их число увеличилось ещё на 58. Кроме того, постоянно появляются и онлайн-переводы сочинений Михая Эминеску, а также исследовательские отклики на них на 85 языках. То есть, легко подсчитать, что сегодня Эминеску могут читать на 141 языке в 250 странах мира.

В работах Эминеску на тему «Время-Пространство-Космос» знания поэта по астрономии, физике и философии мастерски применено для сотворения его художественных образов. Наглядным примером этого являются сегменты космогонических изображений в стихах: «Scrisoarea I» («Первое письмо»), «Luceafărul» («Лучафер») и, особенно, в «La Steua» («К звезде»), приведенных мной для примера вначале статьи.

Стихотворение «La Steua» («К звезде»), написанное в 1886 году, принадлежит к периоду творческой зрелости поэта. Его можно отнести к жанру лирической медитации, который появился ещё в античные времена и нашёл своё максимальное развитие только в период романтизма. А новое своё проявление в современной поэзии медитация нашла в философской лирике, где отражает новое поэтическое выражение интеллектуального фундаментального опыта, связанного с мажорной темой Космоса и человеческой жизнью.

Это стихотворение являет собой пример такой медитации на философскую тему о человеческом бытии и порыве человека к познанию космических расстояний, которые измеряются световыми годами.

При этом поэтика тут – также удивительное чувственное измерение целого комплекса пространства-времени, в котором наше видение огромности небесных далей, наполненных светилами, которые, при всей своей видимой «вечности», могут легко исчезнуть. В последней строфе этого стихотворения мы видим, как реализуется связь между космическими и человеческими планами, что отражается в противопоставлении космического явления и душевного переживания человека: утраченная любовь во времени теперешнем воспринимается с той же чувственной интенсивностью, что и космическая катастрофа гибели светила.

Чтобы понять суть физических явлений, описанных в этом стихотворении, мы должны познать скорость света, которая независимо от её степени, является всё-таки конечной, а также и то, что расстояние между звёздами настолько огромно, что за единицу измерения принято брать световой год (световой год равен приблизительно девяти с половиной биллионам километров).

Небесные светила (звёзды), которые составляют наиболее отдалённую от нашей планеты туманность, находятся приблизительно на расстоянии одного миллиона световых лет. Звёздные системы, согласно с последними исследованиями астрофизики, не вечны, это не постоянные величины: они состоят из объектов (звёзд, планет, астероидов, комет), которые постоянно движутся, формируются, изменяются. Именно это даёт нам возможность утверждать, что какая-то звезда «закатилась», какая-то  «падает». Практически, скажем, сегодня мы в состоянии видеть звёзды, которых уже не существует, хотя они будто бы ещё не исчезли с наших глаз, хотя каждой из них «луч ещё на миг освещает нас» и мы воспринимаем их, потому что этот луч ещё согревает нам души.

В качестве примера приведём отрывок из стихотворения М. Эминеску «Звёзды-огни»:

 

Звёзды-огни

Блещут далёкие

И одинокие.

Гаснут они.

Знак издали –

Мачты качаются,

И отправляются

В путь корабли.

Тени громад

Гладь серебристую,

Море волнистое

Вновь бороздят.

Вот журавли

Высь поднебесную,

Даль неизвестную

Пересекли.

Нет ничего…

Это стремление

К бегу, к движению –

Сущность всего.

Ландыша цвет,

Юность беспечная,

Жизнь бесконечная –

Были и нет.

 

(перевод Ю. Кожевникова)

 

Это печально, лирично и познавательно. И это опять вдохновляет на философию и поэзию:

 

Медь колокола полночь отмерила сердито,

Но сон, сей мытарь жизни, всё не взимает мыта.

Смерть хочет, чтоб прошёл я исхоженной стезёю,

И стали б жизнь со смертью похожи меж собою.

Но в прежнем равновесье ещё моё мышленье

И маятник меж ними покуда без движенья.

 

(перевод Ю. Кожинова)

 

Да, тайн Вселенной человечеству хватит до конца его существования. Познание Божьего провидения будет происходить вечно. И какие бы сверхсовременные  приборы мы не использовали для этого, всё равно наилучшим инструментом останется смелая и летучая человеческая мысль – мысль таких гениев, как румынский поэт-вестник Михай Эминеску.

Pin It on Pinterest